logo

Куда делись советские фрекен Бок

Карикатура Бориса Ефимова «Белые рабыни» сопровождается традиционной цитатой из СМИ: «Нэпманы и совбуры («советская буржуазия – ВН) вновь обзавелись домашней прислугой, которую эксплоатируют хуже, чем в недоброе старое время. (Из газет).

Тема домашней прислуги, которой практически всегда были «понаехавшие» мигрантки из деревни – чрезвычайно интересна. Вообще ситуация с домашней прислугой стала мощным ударом объективной реальности по декларируемой большевистской идеологии.

Проблема домашней прислуги обозначилась во времена НЭПа. Как только в городах оживилась экономическая жизнь, появились товары, деньги и богатые люди, в город хлынули крестьяне: мужчины устраивались на разнообразные работы, молодые девушки шли в домашнюю прислугу к разбогатевшим нэпманам и к властной элите. Что вызвало законное негодование: как же так – мы наш, мы новый мир построили, в нем богатеи, как прежде, трудовой народ эксплуатируют и кровь нашу пьют?

Проблема усугублялась тем, что уровень развития домашней техники просто не позволял работающей женщине вести еще и домашнее хозяйство. Чисто физически было не успеть - не было не только микроволновок и стиралки-автомата, но часто просто водопровода, и приготовление обеда начиналось опцией "наносить воды".

Сегодня, конечно, проще - можно вообще не готовить дома, а заказать доставку на дом. Я, например, не нарадуюсь на сервис Прием, о котором уже подробно писал.

Прием - это минус походы по магазинам, минус пляски у плиты и минус мытье посуды.

Вы скажете - готовая еда это дорого, но в Приеме месяц очень качественного трехразового питания обходится от 9900 рублей. При этом ни одно блюдо за все 30 дней не повторяется.

Если соберетесь последовать моему примеру и заказть доставку еды от Приема - не забудьте ввести промокод PRIEMDZ для получения приятного бонуса.

Но тогда о Приёме еще и речи не было, поэтому всем работающим женщинам волей-неволей приходилось обзаводиться домашней прислугой. Вскоре количество домработниц исчислялось сотнями тысяч, и они стали очень заметным социальным явлением.

Нельзя сказать, что власти ничего не делали для решения проблемы домашней прислуги при социализме.

Делали.

Во-первых, советскую прислугу переименовали: ведущих домашнее хозяйство отныне следовало называть не обидным словом «прислуга», а исключительно «домашними работницами», сокращенно – «домработницами». Так в русском языке появилось новое слово.

Во-вторых, мгновенно был создан профсоюз домработниц (до 1930 года это был профсоюз работников народного питания (Нарпит), затем — профсоюз рабочих коммунального хозяйства) с довольно широкими полномочиями по отстаиванию прав «понаехавших Фрекен Бок».

К сожалению, все это мало помогало. Вот как оценивала ситуацию в первой половине 1920-х главная исследовательница этого вопроса, историк Алиса Ростиславовна Клоц, защитившая диссертацию «Домашняя прислуга как социальный феномен эпохи сталинизма»: «Стремление профсоюзов защитить права домработниц порождало парадоксальную ситуацию: наниматели не желали заключать трудовые договоры и платить взносы в профсоюз, что приводило к массовой безработице домработниц—членов профсоюза.

По данным профсоюза Нарпит, в 1926 году из 119 773 домработниц—членов союза 27% страдали от безработицы «затяжного и устойчивого характера» из-за «широкой возможности для нанимателей найма приезжающих в большом числе из сельских местностей и поступающих на любые условия».

Власти были серьезно обеспокоены ростом проституции среди домашних работниц. По данным Центрального совета по борьбе с проституцией, 32% женщин легкого поведения советской Москвы составляли действительные и бывшие члены союза Нарпит. В целом, «домашние работницы среди прочих групп безработных женщин давали наиболее высокий процент проституток».

При этом домработниц было так много, что они стали неотъемлемой частью социального пейзажа тех лет. Более того – одной из самых интересных его частей. Не случайно именно домработницы часто становились героинями первых советских кинохитов. Хотя ранние советские фильмы о домработницах показывают нам не самую завидную судьбы. Анюту (Любовь Орлова) в «Веселых ребятах» (1934) хозяева натуральным образом травят и выгоняют ни за что.

И героиню фильма «Дом на Трубной» (1928) домработницу Параню Питунову (Вера Марецкая), несмотря на избрание в Моссовет от профсоюза горничных, хозяин тоже выгоняет, и только вмешательство профсоюза помогает свести конфликт «вничью».

В целом же именно 1920-е годы стали временем наиболее пристального внимания государства к проблемам домашних работниц, а также временем наиболее эффективного отстаивания их интересов. Этапным стало принятие постановление ВЦИК и СНК РСФСР 1926 года «Об условиях труда работников по найму, выполняющих на дому у нанимателя (домашние работники) работу по личному обслуживанию нанимателя и его семьи». Этот закон регулировал условия труда домашних работниц; делал их частью системы государственного страхования, регулировал вопрос потери трудоспособности, выходных дней и отпуска, а профсоюз выступал посредником в споре с нанимателем.

Основные положения этого закона не менялись все годы Советской власти, и, как отмечают социологи и правозащитники, сегодняшние горничные и гувернантки, не имеющие даже профсоюза, о подобном уровне соцзащиты могут только мечтать.

Но даже самое передовое трудовое законодательство не могло решить всех проблем перебиравшихся в город деревенских девушек. Например, проблемы отсутствия собственного жилья. Как отмечает та же Алиса Клоц: «Проживая в семье у нанимателей, домработница не могла не только завести семью, но и содержать уже имеющихся детей. В разгар дискуссии об абортах врач московской женской консультации Шестакова выступила с характерным предложением: «Наряду с расширением детских садов и яслей надо увеличить количество домов матери и ребенка, двери которых должны быть широко раскрыты для матери — домашней работницы… при приеме детей в ясли домработниц уравнять в правах с работницами промышленных предприятий». На практике никаких шагов в этом направлении сделано не было, матерям-домработницам оставалось либо возвращаться в деревню, либо отдавать ребенка родственникам или в детский дом».

Общая ситуация с условиями труда выровнялась только к середине 1930 годов и связано это даже не столько с «угнетением эксплуататоров» со стороны государства, сколько с ростом уровня жизни. Домашнюю прислугу перестала подпирать очередь из голодающих конкуренток, готовых работать на любых условиях, и домработница стала обычной профессией. Специфичной, конечно – но профессией.

Все мы помним домработницу Аришу в блестящем исполнении Рины Зеленой в фильме «Подкидыш» (1939) с ее незабываемым: «Я ей говорю, Неля Валерьяновна, когда я буду выходная? Я хочу аккуратно в выходной быть выходная. А она говорит, после выходного будешь выходная. Ну, вот представь себе. Зачем я после выходного буду выходная. Хорошее дело...!».

Или Маргариту Львовну в фильме «Весна» (1947) с ее ставшей поговоркой фразой «Красота – это страшная сила!».

Кстати, отличительной особенностью прислуги в 1920-е годы было большая доля женщин «из бывших» вроде Маргариты Львовны. Бывшие дворянки и купчихи становились гувернантками и экономками, и здесь сложно переоценить значение института домашних работниц, ставшего для этих женщин уникальной возможностью заработка и официальной легализации в недружелюбном к ним обществе.

Несмотря на звучащие сегодня утверждения, что коммунисты официально отрицали наличие в стране эксплуатируемой прислуги, это не так. Домработницы были вполне легализованы.

В качестве примера. Андре Жид в своей нарочито антисоветской книге «Возвращение из СССР», написанной по итогам поездки 1937 года, писал:

«Обсуждаются проекты новых зданий. X., архитектор, предлагает план квартиры.

— Это что за помещение?

— Комната для прислуги.

— Прислуги?.. Вы же хорошо знаете, что теперь прислуги нет.

И поскольку в теории прислуги больше не существует, отличный повод, чтобы заставить ее спать в коридоре, на кухне — где угодно».

Меж тем в реальном, а не изображаемом французским писателем СССР еще в 1934 году Совет народных комиссаров принял специальное решение «Об улучшении жилищного строительства», которое ограничивало практику возведения облегченных типов жилищ и обязывало архитекторов и строителей строить дома «со всеми удобствами и повышенной комфортности, например, с комнатами для прислуги».

Кто-то из домработниц так и оставался у хозяев навсегда, часто становясь фактически членом семьи. Но большинство все-таки старались превратиться из домработницы в просто работницу. Перейти, например, на работу на фабрику, обзавестись собственным углом и своей семьей. Об этом – знаменитый фильм Александрова «Светлый путь» (1940), где неграмотная деревенская девушка Таня Морозова (Л. Орлова), проходит путь от домработницы до ткачихи-стахановки, инженера и депутата Верховного Совета. И, кроме знаменитого «Марша энтузиастов» в фильме звучит еще одна песенка с показательным зачином: «Деревенская девчонка в услужении жила, вечно в саже, сажа даже на носу у ней была».

Тема домработниц, кстати, звучала в советском кино довольно долго. В фильме Эльдара Рязанова «Девушка без адреса» (1957) провинциалка Катя Иванова среди прочего устраивается работать и домработницей, хотя быстро уходит из-за приставаний хозяина и учиненного им потопа в квартире.

И уже совсем уходящим сюжетом звучит эта тема в 1960-е, в фильме Киры Муратовой «Короткие встречи». Помните, там бывшая домработница Зина признается бывшей хозяйке, что так и не вышла замуж потому, что не может найти себе пару - «от своего круга отбилась, а к вашему не прибилась».

Почему «уходящим сюжетом»? Потому что, как массовое явление, домработницы в СССР исчезли в конце 1960 – начале 1970-х. Этому было множество причин. Пресловутая хрущевская «уравниловка», усреднившая население в невысоких доходах и лишившая переставших быть богатыми инженеров и врачей возможности нанимать кого-либо. Повсеместное развитие в городах сети яслей, детских садиков и распространение бытовой техники. Возросший уровень жизни на селе и получение колхозниками паспортов в 1974 г. Увеличение с 1 апреля 1956 года в городах декретного отпуска практически вдвое - с 77 до 112 календарных дней.

Кстати, вы никогда не задумывались, почему декретный отпуск называется «декретным»? Потому что право на до- и послеродовой отпуск у женщин появилось по декрету ВЦИК от 22.12.1917 г. Еще один привет потомкам из «времени большевиков».

Значимым фактором, безусловно, было и предоставление с 1 января 1969 года, кроме отпуска по беременности и родам, дополнительного отпуска по уходу за ребенком до его годовщины без сохранения заработной платы, но с сохранением рабочего места. И многое, многое другое.

В итоге домработницы ушли в прошлое, и советские пионеры эпохи застоя в абсолютном большинстве своем знали только домомучительницу из книжки.

Возродились няни и горничные только в новой России, но это совсем другая история. К тому же – незаконченная.



Помирать, так дорого. Горбунки первыми пожаловались на похоронку
От Кремлевского сурка до Ослов на переправе: чем известен писатель-натуралист, порадевший за Путина
У Алексея Текслера нашли советника с уголовным прошлым
Экопан: Ловушка или Легенда? Расследование о Темной Стороне Франшизы
Холдинг Эдуарда Тарана ожидает вторая волна национализации
Дюмину-младшему – Госсовет, Дюмину-старшему – госконтракты
Игорь Артемьев отправит замов в губернаторы
Налоговики хотят перекрыть трубы Транснефти
Схемы откоса от армии поставили на поток

На нашем сайте вы всегда можете найти ежедневно обновляемые актуальные новости со всех регионов странны, без субъектива и политической ангажированности. Среди основных рубрик нашего сайта, которым мы отдаём предпочтение стоит выделить новости экономики, новости политики, новости строительства и недвижимости.